ЭЛЕКТРОНИКА




НАША ЖИЗНЬ




ЗДОРОВЬЕ




ДЛЯ ДУШИ





fgi



Наша жизнь>>Путешествия>>Португалия. Четыре дня в Лиссабоне. Фотосъемка фотокамерой Leica M-Monochrom. Часть 1.

Авторы: Николай Костюкович, Александр Сулимов, Ирина Харькова, Влад.


Португалия. Четыре дня в Лиссабоне.
Фотосъемка фотокамерой Leica M-Monochrom.
Часть 1.


     Если была на Земле страна, в которую можно было влюбиться сразу раз и навсегда, то это Португалия.
     До 1340-х годов не было такой страны на Европейском континенте, да и границы других стран-старушек в Европе не были четкими, так что споры шли до середины 16 века, где какая страна и чей тот или иной мореплаватель или художник. Тот же Колумб. Чей он? Кто по национальности? Были классические страны: Испания, Италия, Греция, Франция, - и спутники-сателлиты вокруг них, но во всех этих странах постоянно происходила смута: то междоусобицы какие-то, то религиозные распри, то вспышка холеры или ещё какой напасти.

     Лестница на крышу Музея искусства, архитектуры и технологии — музей в районе Белен столицы Португалии Лиссабоне. Музейный комплекс расположен на площади 38 тысяч квадратных метров в устье Тежу, недалеко от впадения в Атлантический океан.

Панорама с крыши Музея искусства, архитектуры и технологии на район Лиссабона Ажуда.

Мост 25 апреля.

Мост 25 апреля проходит прямо над крышами домов.

Яхты на реке Тежу.

Станция Brlem.

Afonso de Albuquerque Garden.

Монастырь Жеронимуш. Mosteiro dos Jerónimos.

Фрагмент фасада Церкви Санта Мария де Белен. Church Santa Maria de Belém.

Интерьер Церкви Санта Мария де Белен. Church Santa Maria de Belém.

Церковь памяти. Igreja da Memória ou Igreja de Nossa Sra. do Livramento e de São José.

Дворец Ажуда.

Приходская башня. Torre da Paroquial.

Улица Ботанический Сад. Rua do Jardim Botânico.

Hospital Militar HMB на пересечении улиц R. Guarda-Joias и Tv. Mointo Velho.

     Очень много было беглого Люда: некоторые по религиозным мотивам (если были достаточно грамотные, чтобы позволить себе иметь собственное мнение), другие по чисто криминальным, и эти последние (которых было подавляющее большинство) вынуждены были пускаться в бега от преследования. На Руси такие бежали на край света — в Сибирь, а на Либерийском полуострове край света — это участок вдоль Западного побережья Атлантики от Геркулесовых столбов и до Бискайского залива. Эта земля была ничейная, на карты нанесена была как дикая, вот туда и устремились толпы убегающих от властей, от законов, от рекрутирование и прочей напасти, и там их уже никто не искал. Бежали из Испании, Франции, Италии, и на новой территории все становились равными и вольными. Помимо этого земля эта дала приют довольно большой пиратской братии, которая промышляла морским разбоем. Часто это были и известные имена из Англии и Испании, фамилии которых в одно мгновение становились неугодными новому Королю или Королеве. Ведь довольно часто случалось так, что, пока сын Лорда водил торговые или боевые караваны по морям в Индию, он был в любимчиках у власти, а по возвращении узнавал, что власть сменилась и род его попал в немилость. Что оставалось? Выбор был не велик: или в тюрьму, или на плаху, - вот и шли мстить в пираты.
     К тому же проходящие мимо корабли время от времени терпели кораблекрушение, и из тех, кого прибивало к известному бандитскому берегу и кто оставался  в живых, так же набирали команду головорезов для захвата новых кораблей.
     Так и жили до 1348 гола. У испанской королевы было два сына: Филипп и Педро, которых она родила в возрасте 17 лет. Жизнь была в те времена быстротечна, и умерла она в 38 лет от чахотки, запертая собственным сыном в подвал, так как отказывалась подписывать в пользу сына бумагу на королевское владение землёй. Однако об этом чуть позже, а в 1348 году сын испанской Королевы Педро поехал на охоту со свитой примерно человек в 50. Обычно в те времена охота длилась 2-3 недели. Поехали, естественно, на край земли, который славился изобилием диких коз и куропаток, которые просто бегали под ногами и, проживая в диких краях, были практически не пуганными. Поехали, да так увлеклись охотой, что удалились достаточно далеко и, естественно, стали добычей разбойников, которые уже жили на этой земле и промышляли разбоем и грабежом не в одном поколении. Перебили сопровождающих, стражу и поваров, которых было принято возить с собой, кто-то из охраны перешёл на сторону разбойников, что тоже было делом обычным, и очень довольные поделили награбленное имущество. Понятное дело, разобрали лошадей, утварь, сняли одежду, что побогаче, и вот сидят и думают: кому бы перстни, что поснимали с молодого господина, забрать? А тут как раз случилось так, что мимо проходил (или специально пришёл посмотреть) какой-то беглый монах, который бежал от наказания Папы Римского и который был в авторитете у местных разбойников. Он кстати был очень грамотным человеком и выполнял негласно функции министра иностранных дел. Так вот, когда он увидел, что отобрали у молодого господина, то безошибочно определил, что это сын испанской Королевы, и сообразил, что было бы неплохо с ним поговорить с глазу на глаз. Долго можно описывать, но беседа произвела необыкновенное впечатление на обоих, и этот случай сыграл главную роль в становлении и развитии Португалии.
     Так вот, монах предложил молодому 14-летнему сыну Королевы написать письмо матери, дескать «так мол и так, мама, посмотрел я окраины твоей земли и хочу быть тут королем, и хочу учредить новое государство, которое будет тебе надежной опорой и союзником на все времена». Вручил сынок маман тонко выделанную козью шкурку, с нанесённым на ней очертанием границ будущего государства и как под линейку выверенные привязки к астрономическим звёздам, чтобы наделила именно так, и не больше и не меньше.
     За короткое время пленения монах убедил сынка в эффективности такого поступка и со своей стороны написал Папе Римскому письмо приблизительно такого содержания: «так мол и так, Святой Отец, наконец-то и до меня дошло осознание моей неправоты в споре с тобой, о чем сильно каюсь и предлагаю искупить свою вину самым серьёзным образом, а именно: судьба занесла меня по божьей милости к людям, от которых я узнал, что есть много новых земель, которые никто не изведал, и живут там люди, не знающие, кто такой Господь Иисус Христос. Так вот я исправлю эту ошибку и обращу их все в лоно истинной веры - католического христианства, единственным служителем которой, несокрушимым и верным, являешься ты, мой Отец Святой. Кроме этого обязуюсь посылать тебе десятину всех несметных богатств, которые хранят эти дикие земли. А для этого всего-то и прошу тебя поддержать мою идею перед Королевой Испании, чтобы она дала королевские полномочия сыну на владение этой землёй как новой страной, ну а я уж при нем буду как твой представитель». И ушло это послание Папе Римскому вслед за посланием испанской королеве. Что там да как было, судить в деталях не беремся, но ответ от Маман пришёл быстро такого содержания: «Что за дурь тебе пришла в голову, срочно возвращайся домой, уши надеру». От Папы Римского ответ был гораздо лучше: «Рад за тебя, сын мой, что ты так прозрел, и помогу всей властью своей, а так же прощаю тебе грехи твои!» Сын, прочитав от матушки письмо, пришёл в ярость и написал, что он и без её милости Король на этой земле, и слушаться и повиноваться ей не собирается. Мамаша была не в восторге от такой дерзости и послала за ним отряд в 100 человек, чтобы привезли его в кандалах. Но нужно особо сказать, что к тому времени на службе у королей состояли наёмники, в основном марокканцы, которые служили за деньги, а поэтому, подумав, решили: «а чего это мы их за копейки охраняем, а не пора ли нам захватить их и самим править». Европа на долгие-долгие годы попала под гнёт марокканцев.
     Но вернёмся к Португалии. Отряд 100 человек только въехал на территорию нового королевства, как тут же был захвачен разбойниками, разоружен, причем половина отряда тут же перешла на сторону молодого короля, и взбудораженная толпа стала требовать незамедлительного похода на Мадрид. А тут еще и монах подлил маслица в огонь, мол пора и нам красиво жить и служить Папе Римскому, и пора в Мадриде, наводненном нехристями, навести порядок, а все ценное, что не несёт на себе печать Христа, мы честно разделим и пропьём, а что с Христом, то Папе отдадим, и Папе это понравится, и он отпустит нам прегрешения наши. Идея мгновенно овладела массами. Буквально в течение нескольких дней собралась 100-тысячная толпа и воодушевленная призывами служить Церкви и Папе Римскому двинулась на Мадрид. Вооружённые, кто с дубьем, кто в с колом, кто просто с двумя пиратски ножами на поясе, все двинулись в путь под руководством своего нового Короля. Мамаша, как только до нее дошёл слух об этой армии, идущей к ней в гости, впала в ступор, а ее армия сдалась. Матушку сын посадил в погреб и держал почти год, пока она не подписала бумагу о признании новой Галии портовой (Португалия) и не признала легитимность его как Короля.

 

1. Португалия. Четыре дня в Лиссабоне. Фотосъемка фотокамерой Leica M-Monochrom. Часть 1.

2. Португалия. Четыре дня в Лиссабоне. Фотосъемка фотокамерой Leica M-Monochrom. Часть 2.

3. Португалия. Четыре дня в Лиссабоне. Фотосъемка фотокамерой Leica M-Monochrom. Часть 3.

4. Португалия. Четыре дня в Лиссабоне. Фотосъемка фотокамерой Leica M-Monochrom. Часть 4.

5. Португалия. Четыре дня в Лиссабоне.  Фотосъемка фотокамерой Sony a7R 3. Часть 5.

6. Португалия. Четыре дня в Лиссабоне.  Фотосъемка фотокамерой Sony a7R 3. Часть 6.

 

Дата: 05.01.2019





ВАШИ ФОТОГРАФИИ




50 СТРОК




ЭТО ИНТЕРЕСНО





ПОГОДА







Вверх